Телефоны горячей линии ФПОК: 8 (3842) 36-62-53, 58-49-95, 58-49-32; e-mail: press-centr@fpok.ru
 




02.07.2020 - Международный день спортивного журналиста


03.07.2020 - День ГИБДД МВД РФ


05.07.2020 - День работников морского и речного флота

Спасибо медикам за труд!
Доброе дело к юбилею Победы
Первомай-2020
Осторожно: коронавирус
О регуляторной гильотине
О Федерации профсоюзных организаций Кузбасса
Контакты
Профсоюз помог
Профсоюзный дисконт
Пенсионный фонд информирует
Информация для предпенсионеров
Информация от Фонда социального страхования
Актуальные документы
СМИ о профсоюзах Кузбасса
Будущее за сильными профсоюзами! Проблемы и решения
Что делать, если...
Соцпартнерство
Областная трёхсторонняя комиссия по регулированию социально-трудовых отношений
Вопрос-ответ
Как создать профсоюз?
Образцы заявлений
Помощь профактивисту
Обучение
Молодежная страничка
XI отчётно-выборная Конференция
Постановления Президиума, Совета
Смотры-конкурсы ФПОК
Отдыхай с Профкурортом

Профсоюз помог

Росуглепроф помог ветерану угольной отрасли отстоять право на получение ежемесячной доплаты к пенсии.

Кемеровский областной суд своим апелляционным определением оставил без изменений решение Центрального городского суда города Прокопьевска, который полностью удовлетворил исковые требования Ш.

В январе 2019 года, уже будучи пенсионером, вышедшим на заслуженный отдых досрочно (по спецстажу), Ш. подал заявление в Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в г.Прокопьевске Кемеровской области (далее – УПФР) о перерасчёте страховой пенсии по старости в соответствии п 1 ч. 2 ст. 18 Федерального закона №400-ФЗ «О страховых пенсиях» и назначении ежемесячной доплаты к пенсии в соответствии с Федеральным законом от 10.05.2010 г.№84-ФЗ.

Неожиданно ветеран-угольщик получил отказ на основании того, что общий стаж Ш., по данным УПФР, составляет 29 лет 4 месяца и 26 дней, а специальный стаж по Списку №1 – 21 год 4 месяца и 23 дня. То есть по логике Пенсионного фонда: мало ли что досрочная пенсия уже была назначена шахтёру, правовых оснований для перерасчёта пенсии и назначения доплаты нет.

Истцу при поддержке заведующего юридическим отделом Территориальной организации города Прокопьевска и Прокопьевского района Росуглепрофа Оксаны Базаркиной, представлявшей его интересы в залах судебных заседаний, удалось доказать, что из специального стажа Ш. были неправомерно исключены два периода: служба в Вооружённых Силах СССР (май 1969 – июнь 1971 гг.) и обучение в городском ПТУ №9 (сентябрь 1964 – июнь 1968 гг.).

Правовым основанием для назначения доплаты является Федеральный закон от 10 мая 2010 года №84-ФЗ «О дополнительном социальном обеспечении отдельных категорий работников организаций угольной промышленности», в котором определено: исчисление стажа работы, дающей право на доплату к пенсии, производится в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации для исчисления стажа на соответствующих видах работ при назначении досрочной трудовой пенсии по старости в соответствии с пп. 11 п. 1 ст. 27 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации».

При перерасчете пенсии, в соответствии с решением суда, пенсия Ш. увеличилась на сумму более 1 тысячу рублей, кроме того Ш. была назначена доплата к пенсии (ДСО по Федеральному закону 84-ФЗ) в сумме более 3 тысяч рублей.

«Подобных случаев, когда работникам, вышедшим на пенсию, не включают те или иные периоды в специальный стаж, у нас очень много. И, как правило, только в суде удаётся доказать неправомерность отказов Пенсионного фонда. Сделать это без помощи юриста практически невозможно. Члены Росуглепрофа всегда могут рассчитывать на нашу помощь. Я думаю, что именно сейчас они отчётливо понимают, что быть в рядах профсоюза – это гарантия защиты их пенсионных прав», - отметила Оксана Базаркина.
 

Профсоюз помог шахтёру получить досрочную пенсию

Более двух десятилетий отработал в угольной отрасли Кузбасса Анатолий Г., а когда пришло время получать досрочную пенсию, оказалось, что, по мнению Управления ПФР в городе Прокопьевске, она ему не положена. Это право удалось отстоять в суде при помощи Оксаны Базаркиной, заведующего юридическим отделом Территориальной организации г.Прокопьевска и Прокопьевского района Росуглепрофа.

В ноябре 1987 года Г. был принят в Шахтопроходческое управление треста «ПУС» и направлен на подготовительный участок подземным электрослесарем. А уже в мае 1988 года уволился, потому что парня призвали в армию.

Он честно отслужил свои два года и в 1990 году вернулся работать в угольную отрасль. Но именно время службы в Вооруженных Силах СССР Пенсионный фонд России не признал периодом, который следует включать в специальный стаж. И до 25 лет стажа работы в угольной отрасли – условия получения досрочной пенсии – Г. не хватило 1 года 10 месяцев и 12 дней.

В ходе судебного заседания профсоюзный юрист доказал, что в период прохождения Г. военной службы действовало Постановление Совмина СССР от 03.08.1972 года № 590 «Об утверждении Положения о порядке назначения и выплаты государственных пенсий».

В соответствии с пунктом 109 названного Положения при назначении на льготных условиях или в льготных размерах пенсий по старости рабочим и служащим, к работе по Списку № 1 и № 2 приравнивался период службы в составе Вооруженных Сил СССР.

Таким образом, действовавшее до вступления в силу Закона РФ от 20.11.1990г. № 340-1 «О государственных пенсиях в Российской Федерации» законодательство СССР в области пенсионного обеспечения предусматривало, что период прохождения службы мог быть включен в специальный трудовой стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости.

Постановление №590 фактически утратило силу в связи с принятием Закона Российской Федерации № 340-1, вступившего в законную силу с 01.01.1992 года, который не предусматривал включения в специальный стаж для досрочного назначения пенсии по старости периода прохождения службы в армии по призыву.

Между тем, статья 1331 Закона Российской Федерации от 20.11.1990г. № 340-1 «О государственных пенсиях в Российской Федерации», действовавшего в период прохождения истцом службы в армии по призыву и утратившего силу с 1 января 1992 года, предусматривала, что во время выполняемых до 1 января 1992 года подземных работ, работ с вредными условиями труда и в горячих цехах, а также других работ с тяжелыми условиями труда, дающих право до 1 января 1992 года право на получение пенсии на льготных условиях, засчитывается в специальный трудовой стаж, с учетом которого назначается пенсия по старости наравне с работами, указанными соответственно в пунктах «а» и «б» статьи 12 настоящего закона.

В силу ч. 1 ст. 4 ГК РФ акты гражданского законодательства не имеют обратной силы и применяются к отношениям, возникшим после введения их в действие.

Согласно ч. 4 ст. 30 Федерального закона от 28.12.2013г. № 400-ФЗ «О страховых пенсиях» периоды работы (деятельности), имевшие место до дня вступления в силу закона, могут исчисляться с применением правил исчисления, предусмотренных законодательством, действовавшим при назначении пенсии в период выполнения данной работы (деятельности).

Выслушав участников процесса, проверив материалы дела, суд удовлетворил исковые требования и обязал Государственное учреждение – Управление Пенсионного фонда РФ в г. Прокопьевске Кемеровской области (межрайонное) включить период прохождения военной службы по призыву в Советской Армии в специальный стаж, для назначения досрочной страховой пенсии по старости и назначить Г. досрочную страховую пенсию по старости с 14.12.2017 года (со дня его обращения в Пенсионный фонд).

«Ситуация, когда Пенсионный фонд не включает в спецстаж годы службы в Советской Армии или учёбы в профтехучилище, в периоды до 1992 года, достаточно типичная. Мы помогаем членам профсоюза восстановить справедливость и получить досрочную пенсию. Разумеется, это помощь для них бесплатная», - отметила Оксана Базаркина.
 

Профсоюзный юрист помог проходчику получить компенсацию за травму

Проходчик шахты получил травму на производстве. Сначала все понадеялись, что это легкая травма, но последствия оказались серьезными – он потерял трудоспособность, и ему пришлось уйти на канцелярскую должность. Работник потребовал должного оформления травмы и компенсации морального вреда. Работодатель признал травму не связанной с производством. Но при помощи профсоюзных юристов пострадавший добился в суде справедливости и получил две компенсации морального вреда.

В июле 2018 года с проходчиком Казской шахты филиала «Евразруда АО «ЕВРАЗ ЗСМК» произошел несчастный случай на производстве. Он получил травму руки – ушибленную рану нижней трети правого предплечья, повредил сухожилие. Проходчика со служебной машиной направили в хирургию поселка Темиртау, где врачи провели операцию по наложению швов.

Сначала повреждение оформили как микротравму. Но из заключения клинико-экспертной комиссии следовало, что проходчик утратил трудоспособность по своей профессии. Работодатель во исполнение медицинского заключения перевел пострадавшего на другую должность, вменив ему в обязанность заниматься простейшими канцелярскими делами.

Так как последствия травмы были серьезнее, чем представлялось сначала, работник написал заявление о проведении должного расследования с оформлением акта формы Н-1. Расследование провели, но итоги оформили актом формы 4, так как комиссия большинством голосов пришла к выводу, что травма не связана с производством. Работник снова попросил выдать ему необходимые документы, оформить травму должным актом и выплатить компенсацию морального вреда. Последовал отказ.

Тогда профсоюзная организация завода обратилась к главному техническому инспектору по Кемеровской области с ходатайством о проведении экспертизы. Экспертное заключение определило произошедшее как несчастный случай на производстве, который работодатель должен оформить соответствующим актом.

Главный правовой инспектор Кемеровской ТПО ГМПР Анатолий Белинин помог работнику обратиться в суд. От работодателя потребовали признать травму производственной, оформить ее положенным актом и выплатить компенсацию в 100 тыс. рублей за несчастный случай, а также компенсацию в 30 тыс. рублей за перенесенные страдания от допущенных работодателем нарушений.

Представитель ответчика в суде требования не признал, заявив, что с их стороны проводилось собственное расследование несчастного случая. Но в случае удовлетворения исковых требований просил суд снизить выплаты.

Суд пришел к выводу, что истец получил производственную травму, которая квалифицируется как средний вред здоровью, и несчастный случай положено оформить актом Н-1. Моральный вред в связи с травмой суд оценил в 60 тысяч рублей, а моральный вред за нарушение трудовых прав оценил в 10 тысяч рублей.

См: https://www.solidarnost.org/articles/oboydemsya-bez-formalnostey.html
 

Росуглепроф помог подтвердить факт травмы

Ещё в 1997 году горнорабочий очистного забоя К., работающий на шахте им. Дзержинского в г.Прокопьевске, получил травму – потерял фалангу второго пальца на левой кисти. Но в конце 2017 года Фонд социального страхования усомнился в факте производственной травмы: и свидетелей якобы нет, и документы оформлены неправильно. А раз так – никаких выплат. Заведующий юридическим отделом Территориальной организации г.Прокопьевска и Прокопьевского района Росуглепрофа О.В.Базаркина помогла шахтёру восстановить справедливость.

В зале судебного заседания было установлено, что в 1997 году ГРОЗ-проходчикам Г. и К. по выписанному мастером наряду надо было крепить забой, а леса для крепи на III штреке не было. Тогда они приступили к доставке леса с вентиляционного штрека. Г. вылез на вентиляционный штрек, загружал лес в бадью и спускал вниз, а К. принимал лес. При выгрузке леса крючком из бадьи лесина выскользнула и упала на палец К. Полтора месяца он находился на лечении с диагнозом: травматическая ампутация II пальца левой кисти.

Г. знает заявителя 30 лет. В день несчастного случая он слышал, как К. закричал в момент травмы, помог перебинтовать палец, горный мастер Ч. отправил их в здравпункт, а оттуда К. направлен в больницу.

Доводы представителя отделения соцстраха о том, что факт несчастного случая не установлен, суд оценил критически, так как отсутствие очевидцев непосредственно самой травмы не ставит под сомнение факт её наличия и тот факт, что она произошла с К. на рабочем месте. Кроме того, заявитель не несет ответственности за то, что работодатель допустил ошибки при составлении акта о несчастном случае. Суд пришёл к выводу, что исправить ненадлежащим образом заполненный акт заявителя возможно только в судебном порядке, поскольку предприятие ликвидировано.

В связи с данным несчастным случаем на производстве, К. ранее была установлена степень утраты профессиональной трудоспособности, которая составила 10%. Суд подтвердил это своим решением. Теперь К. имеет право на страховые выплаты.
 

Профсоюз помог - 2018

Профсоюз помог - 2017

Профсоюз помог - 2016

Профсоюз помог - 2015

Профсоюз помог - 2014

Профсоюз помог - 2013

Профсоюз помог - 2012

Профсоюз помог - 2011 

Профсоюз помог - 2010

Профсоюз помог - 2009

Профсоюз помог - 2008

 


 



Вы поддерживаете Первомайскую Резолюцию (её текст размещён в разделе Первомай-2020)?

Результаты голосования

Подписка на новости
Название организации или ФИО:

Адрес электронной почты:

Пользовательский поиск


 300 лет Кузбассу

 

 

    Наши партнеры:
 









        
  
 

 

       
650000, г. Кемерово, пр-т Советский, 56
Телефон: (384-2) 36-62-53
Рейтинг@Mail.ru